Вы здесь

Николай Антошкин: Старался всегда добросовестно исполнять свой долг

Николай Антошкин: Старался всегда добросовестно исполнять свой долг

Накануне Дня защитника Отечества информационному обозрению «Реальная Россия» удалось взять эксклюзивное интервью у Николая Тимофеевича Антошкина, Героя Советского Союза, заслуженного военного летчика, генерала-полковника, депутата Государственной Думы Российской Федерации, председателя правления Клуба Героев Советского Союза и России.

- Для Вас армия – это судьба. Вы начали свою карьеру в армии с 1961 года?

- Да. Верно. С 1961 года.

- Вы поступили в летное…

- Первый набор высшего авиационного училища.

- Почему именно летное и почему именно Оренбург?

- Много причин было. Я ведь пока учился в школе подрабатывал. Один год работал в колхозе. Все лето пас скотину. Другое лето работал на угольном разрезе. Восемь детей было в семье. Родителям было сложно, поэтому приходилось работать. А над городом был поворотный пункт полетов оренбургских училищ. В Оренбурге было два средних училища штурманское и истребительно-летное. И я все время наблюдал за полетами, думая о том кто там. Все время удивлялся.

- Для Вас небо – это романтика или все-таки место для подвига?

- Как Вам сказать. Я же пас скотину. К пространству, к простору привык. Я когда в 1960 году окончил школу, меня военный комиссар направил в морское училище в Севастополь. Я посмотрел на эту подводную лодку…

- Там рост маленький должен быть?

- Дело даже не в росте. Кругом железяки. Замкнутое пространство. А я же уже привык к простору. Так что я быстренько уехал. Вернулся в свой город, поступил на работу на тепловую электростанцию. Так как я еще в школе был чемпионом среди "мужиков" по многим видам спорта, меня на ТЭЦ назначили инструктором физкультуры и спорта. Мы подняли ТЭЦ за год на первое место в Башкирии. А в 1961 я поступил и в техникум, и в летное училище. Сдал экзамены в два учебных заведения. А поскольку я хотел летать, то пошел учиться в летное. А почему именно в Оренбурге? Во-первых, рядом, во-вторых, только слетал в космос Гагарин. И представляете? Счастливый  случай! Когда зачитывали на День воздушного флота приказ о зачислении нас курсантами Оренбургского высшего военного училища, в этот день прибыл Гагарин с первым отрядом космонавтов в родное училище. Вот так и пошло. Я никогда не думал, что мне придется с космосом работать, а судьба свела так что уже в 1976 году, когда я уже сформировал себе полк в Туркестанском округе, получили задачу. Я впервые в мире дважды слетал и выполнил синхронную съемку с космическими кораблями, которые пилотировали Волынов и Жолобов. А потом, когда был заместителем главкома по боевой подготовке, приходилось заниматься с космонавтами, ведь Центр подготовки космонавтов подчинялся главкомату. А сейчас все космонавты, вдовы космонавтов в нашем Клубе Героев. Мы вместе до сих пор с ними работаем, занимаемся патриотикой.

- А сколько у Вас лично часов налета?

- Две с половиной тысячи. Я же, как говорят, во фронтовой авиации летал. У нас максимум в год давали 120 часов налета для молодых, а для командиров – 60 часов. В связи с тем, что я уже в 32 года уже был командиром полка, потом в 37 лет командующим летать приходилось мало. И тем не менее… Летал на 42 типах модификации самолетов, вертолетов, включая американские, английские, французские.

- Вы – универсал.

- Да какой там универсал. Обыкновенный. Посмотрите на летчиков-испытателей. А мне просто повезло в жизни и по продвижению. Старался всегда добросовестно исполнять долг. И куда отправляли, туда и ехали. В Москве у меня уже 21 место службы. Мы с женой, наверное, мест 15-16 сменили.

- Раньше в Советском союзе была сильная ротация.

- Да, но у меня смена мест происходила из-за продвижения и по событиям. Например, только закончились чехословацкие события, начались даманские. Нашу эскадрилью из Белоруссии за полтора суток  перебросили в район Даманского. А потом пошли другие места: Иран, Афганистан, Чернобыль, Абхазия, Таджикистан, Северный Кавказ, Сирия, Спитак…

- У Вас такие опасные боевые точки.

- Судьба такая. Но я горжусь другим – созданием пилотажных групп «Русские витязи», «Стрижи», «Небесные гусары». Вытащил на международную арену, в разные государства. Возглавлял сам, летал вместе с ними туда, так сказать в боевом строю. И на Аляску водил, и на континент США, и во Францию, и в Великобританию, в Голландию. Везде рукоплескали, принимали министры, короли, главы государств. Самому пришлось вместе со своими ребятами разукрашивать самолеты. Да и денег–то даже не было. Это же мы все делали на энтузиазме и получилось. Правда, у «Стрижей» окраска поменялась, а у «Русских витязей» до сих пор прежняя. «Витязей» гонял на покраску в Новосибирск, а «Стрижей» красили на авиаремонтном заводе в Кубинке. Видите ли, когда создаешь что-то новое, многие мешают, многие помогают с удовольствием. А потом «мешальщики» оказываются на переднем плане. А те, кто помогал их и не вспоминают. Я иногда даже с какой-то злостью некоторым напоминаю о том, что прежде чем что-то писать или говорить, обратитесь ко мне, я покажу людей, которые старались. Пишут, что я был инициатором. Какой же я инициатор?  Инициаторами были летчики. Пришли, уговорили командира дивизии. Командир дивизии прибыл ко мне. Так что я был организатором вместе с летчиками, потому что ни командир полка, ни командир дивизии не смог бы это все организовать. Мне, командующему ВВС Московского военного округа было тяжело все это организовать. Надо было с генеральным штабом и главным штабом ВВС все состыковать, с конструкторским бюро. Надо было снять с боевого дежурства. Они же в системе ПО дежурили. Надо было с пяти видов самолетов полка убрать еще два. Оставить по эскадрильи, на базе каждой эскадрильи оставить пилотажную группу. Это же не так просто все. Два года пришлось этим заниматься. Меняли название полка, потому что делали Центром показа имени Кожедуба. Он в этом полку воевал. Это сейчас машут руками на все, не понимая разницы между Героями Советского Союза и Героями Российской Федерации. Это вроде бы мелочь, но не мелочь.

Звание Героя Советского Союза действительно на территории всех 15 союзных республик, а звание Героя РФ только на территории России. Помню как пробивали продолжение наших традиций. Благодаря Руцкому, который дал в нужный момент на подпись бумагу Ельцину и  тот подписал. Я-то все это знаю.

- Нюансов много.

- Я же участник всех этих событий. Пришлось нам пробивать и День Героев Отечества, и прием в Кремле, и льготы. Крикалев у меня поднимался с детьми на вершину 3070 метров. Сейчас эта вершина носит название «Героев Отечества», открывали музей героев, за десять лет пятьдесят с лишним мемориальных досок установили, пятнадцать памятников-бюстов, десятки улиц, школ назвали именами героев и это только в Москве. Сейчас такую практику запускаем по всем регионам. Это работа нашего Клуба Героев.

- Сейчас чувство патриотизма падает. Детям его навязывают, но он должен быть естественным.

- Это должно быть на государственном уровне, потому что патриотизм всегда являлся консолидирующей силой нашего общества. Во все времена. Независимо царское оно было, советское или нынешнее.

- Заговорили про детей и я вспомнила как накануне интервью мы с Вами вспоминали Одесский военный округ,  а именно 511 отдельный разведывательный авиационный полк, где Вы служили. Для меня это тоже светлая часть моей жизни. И мне хотелось бы у Вас спросить о ситуации по натянутым отношениям между Украиной и Россией. Ваше мнение о происходящем, ведь там же столько осталось Ваших однополчан.

- Видите ли, Запад все-таки работает, финансирует. Думаю, и зомбирует людей. Их политика «Разделяй и властвуй». Наши народы натравливают друг на друга. В годы Великой Отечественной войны, да и в мирное советское время мы ничего не делили. Были какие-то споры на бытовой почве.

- Но не на национальной.

- Нет. Ни один народ не растерял свою культуру, литературу.

- Как Вы думаете, у нас есть будущее?

- Думаю, что будущее у нас есть. Это переварится все. Те же Кличко. Это же мои воспитанники. Я, конечно же разговаривал с Кличко, летал туда, убеждал, что нельзя враждовать, что мы едины. У нас же в России все перемешано с Украиной. У нас Украина раньше процветала, проблем не было. Сейчас будем много проблем, если они будут продолжать эту политику и скатываться на позиции фашизма – это страшная вещь.

- Почему я и спрашиваю. Героев наших, которые воевали, их же унижают, избивают.

- Я знаю. Срывают мемориальные доски, памятники оскверняют.

- Вы по этой ситуации от Клуба Героев обращались в Правительство Украины?

- Да мы куда только не обращались. В Прибалтике аналогичная ситуация. Хочу как пример привести. Я в Австрии вместе с нашими ветеранами два года занимался восстановлением имен погибших. Нам там оказывали всяческую поддержку и помощь. Более того, мы с австрийскими энтузиастами занимались поисковой и исследовательской работой. Австрийский представитель был награжден нашим президентом орденом Дружбы народов, австрийцы наградили нас золотыми Крестами. В Австрии с заботой относятся к захоронениям наших солдат на их территории.

- В Севастополе россияне тоже ухаживают за могилами немецких солдат.

- Да. И это правильно. Вот мы же освобождали Австрию, вернули самостоятельность. Она сейчас независима благодаря советской армии, ну тогда она еще была Красной. Советской армия стала с февраля 1946 года.

- Вот такие нюансы…

- Люди нюансов не знают, почему я все и разъясняю. Если называешь цифру, то она должна соответствовать. Ко мне по Чернобылю часто обращаются за интервью и уточнениями. Спрашиваю о многом.

- Вы же получили Звезду Героя именно за Чернобыль? Я много о Вас прочла и просто мурашки по коже. Вы же когда участвовали в ликвидации понимали смертельную опасность. Вы думали об этом?

- Там для нас смертельная опасность была другим понятием. Там была опасность для миллионов других людей. Если бы повторно случился взрыв пострадали бы миллионы человек, поэтому все возможное со стороны авиации нами было выполнено. Самое главное тогда для меня и моих помощников было – не уронить вертолет в аварийный реактор и ни на подстанцию. Надо было беречь по-максимуму здоровье летчиков. Было установлена суточная доза 25 рентген…. Я немного снизил. Хотя первые ликвидаторы получили огромную дозу облучения. Лезли сами. Я не матерюсь, но тут уж чуть не матом их выгонял с объекта. У меня Яковлев за трое суток выполнил 85 вылетов на вертолете, из которых 76 только на реактор. Это же ведь уму непостижимо. Нестеров, Серебряков...

- Приходилось же придумывать как лучше, как больше захватить груза, который необходимо скинуть.

- На ходу все придумывали. И, слава богу, что нам удалось вовремя выполнить поставленную задачу. За девять дней было сброшено пять тысяч тонн. Нам удалось повысить производительность до колоссального объема. За один световой день только полторы тысячи тонн свинца.

- Вы за Чернобыль получили звание Героя от государства, но у Вас есть еще и народное признание. Вы отказались поднимать авиацию для подавления путча, чем спасли страну от гражданской войны.

- Было два случая. В 1991 и в 1993 годах. Я в это время командовал ВВС Московского округа, как его еще называли «придворный». Вот и пытались две стороны привлечь авиацию. Тогда я собрал всех своих членов военного Совета, представителей КГБ и сказал: «Мы - армия, мы - авиация вмешиваться в эти дела не должны. С воздуха не видно кто где. Сколько положат бомбы и ракеты людей…». Было много и телефонных приказов, и письменных.

- Давили?

- И давление было. Письменные указания приходили с припиской «после ознакомления уничтожить», но я снимал с них ксерокопии и закрывал в сейфе. Потом мне это очень пригодилось. События прошли, начались разбирательства, пришлось доставать доказательства из сейфа. Это спасло и меня, и моих офицеров. А так по округу многих сняли, уволили… Когда в 1993 году случилась аналогичная ситуация, мои командиры звонили со словами «товарищ командующий, будем выполнять только ваши указания». Мало кто об этом знает, но, думаю, москвичи должны быть нам благодарны за то, что мы не ввязались.

- Ваша настойчивость помогла Вам в карьере.

- Упертость я бы даже сказал. Вот и сирийцы признают. Я там много раз бывал. Меня там уважают. Доверяют больше чем многим.

- Николай Тимофеевич, мы с Вами беседуем накануне Дня защитников Отечества могли бы несколько поздравительных слов сказать?

- Я, как военный человек, в первую очередь поздравляю тех, кто находится на действительной службе, потому что служба трудная. Хочу пожелать успехов, крепкого здоровья, чтобы всегда возвращались к своим родным и близким домой после выполнения задания, после полетов, после походов. Чтобы продвижение было по службе. Тем кто в запасе, доброго здоровья, успехов на поприще воспитания молодежи. Надо, чтобы наша армия была крепкой и боеготовной, поскольку у нас друзей нет, а есть временные и вынужденные союзники.

- Спасибо огромное за беседу, откровенность. Мы в свою очередь тоже поздравляем Вас с наступающим праздником.

Источник - rusnewsday.ru