Вы здесь

Кирюшин Евгений Александрович

Герой Российской Федерации
Младший сержант
Член Правления Клуба Героев Председатель секции Героев по ЮЗАО

Евгений Александрович Кирюшин родился 6 октября 1949 г. в деревне Потаповка Красноярского района Самарской области. Весной 1968 г. был призван в Советскую Армию. Службу проходил в 50-й школе младших авиационных специалистов в городе Виннице. В том же году прошел специальный отбор, медицинскую комиссию и был переведен для дальнейшей службы в Москву, в Институт космической медицины. Участвовал в испытаниях космического снаряжения, исследованиях влияния различных перегрузок и нештатных ситуаций на организм человека. После демобилизации в 1970 г. поступил на работу штатным испытателем в Институт медико-биологических проблем (с 1994 г. - Государственный научный Центра РФ - Институт медико-биологических проблем Российской Академии Наук). Несколько лет участвовал в испытаниях различных полетных программ и специального снаряжения для космонавтов.

Совершил более 200 барокамерных подъемов на высоту до 40 000 м., около 150 вращений на центрифуге с перегрузками 10-12 ед. Участвовал в длительных (многомесячных) экспериментах по имитации невесомости. Провел полный комплекс испытаний орбитальной станции «Мир», пилотируемого спуска с орбиты и безопасного приземления космонавтов. Месяц отработали в камере с содержанием углекислоты 4%. Евгений Кирюшин с товарищами-испытателями были первопроходцами космоса в самом прямом смысле этого слова. Именно ему всемирно известные советские космонавты не раз говорили: «Спасибо, Женя!».

Указом Президента Российской Федерации от 17 ноября 1997 года (N 1237) за мужество и героизм, проявленные при испытаниях, связанных с освоением космического пространства, Кирюшину Евгению Александровичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда».

В настоящее время Герой Российской Федерации Е. А. Кирюшин живет в Москве, входит в Правление Клуба Героев - Председатель секции Героев по ЮЗАО; является Председателем Совета Ассоциации Героев Российской Федерации, Героев Советского Союза и Героев Социалистического Труда; один из организаторов и первый директор Музея Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации и полных кавалеров ордена Славы.

Из интервью Е. А. Кирюшина: «Функции Клуба Героев многогранны. В первую очередь, Клуб проводит работу патриотического воспитания молодежи, оказывает помощь Героям, ветеранам и их семьям. Являясь членом Правления Клуба, веду работу по взаимодействию с общественными организациями и Героями ЮЗАО, а также принимаю участие в патриотическо-воспитательной работе Клуба. ...Мечтал стать летчиком. Подрастающему поколению хочется пожелать целеустремленности, больше веры в себя, устойчивости и не останавливаться перед трудностями. Всегда идти только вперед. Любить свою Родину, любить себя и своих близких».

Борис Карпов, журнал «Братишка»: «...Удачно войти в эксперимент, провести его до конца (часто это было - сколько выдержишь-вытерпишь-сможешь) и восстановиться после него для очередной работы, то есть, по их выражению, „выйти в ноль". „Кажется, я не выйду в ноль" - эта фраза, сказанная лишь самым близким друзьям, означала приговор самому себе...

Это теперь Евгений Александрович рассуждает устало-удовлетворенно и свысока о тех секундах, и он, как никто другой, имеет на то полное право, поскольку каждую из тех секунд прожил многократно: сегодня в любую из 500 секунд пуска, взлета, что бы ни случилось, людей можно спасти. Тогда, в 70-х, мало что знали, мало что говорили. Трагедия с Добровольским, Пацаевым, Волковым в 1971 году поставила перед испытателями новые задачи, в первую очередь связанные с разгерметизацией. Эксперименты усложнялись. Для них, испытателей, это означало - возрастала опасность. В мгновения из барокамеры высасывался весь воздух. В те же мгновения должна была включиться вся система скафандра. А если... Тогда кровь могла вскипеть... Тот героический экипаж „Союза-11" погиб, проведя в космосе 49 суток. Последствия разгерметизации были уже известны. А как исследовать изменения, произошедшие за то время, что люди провели в невесомости? На эксперимент пошли Евгений Кирюшин со своим другом и единомышленником Сергеем Нефедовым (Героями России они станут в один день, спустя четверть века после описываемых событий). Гипокинезия - это когда лежишь головой вниз под углом в шесть градусов. Иммерсия - лежание в воде, завернутым в специальную ткань, чтобы не отслоилась кожа, - тоже имитация невесомости. Тяжело в таком состоянии пробыть час. А если дни, недели? У Кирюшина такой эксперимент продолжался... два месяца. При этом они ведь не были бессловесными подопытными существами

-    они выполняли заданные наблюдения и исследования, фиксировали собственное состояние и ощущения. До эксперимента, в ходе него и после - десятки анализов. И не только измерение давления и взятие крови „из пальчика". Пальцы были исколоты все. Это все семечки. У них брали пробы мышечной ткани и костного мозга, делали прямое зондирование сердца, давали неведомые „таблеточки"...

Они были первопроходцами в самом прямом смысле этого слова. Аварийные ситуации создавались самые разные. В паре с тем же Нефедовым „ходили" (это их словечко) на эксперимент с С02 - углекислотой. Известно, что если на подводной лодке ее процент достигает 3,2, то экипаж считается погибшим. Кирюшин с Нефедовым прошли 3,5 процента, потом 4, потом 4,7... У Евгения пошла носом кровь, Сергей еще хорохорится, но тоже... А ведь надо еще работать: выполнять какие- то упражнения, тесты, заполнять журналы. Кирюшин - Нефедову:„Серега, по-моему - предел..." Тот: „Потерпи немножко!" А сам уже еле-еле... 5 процентов углекислоты! Уже откровенно удивленно люди в белых халатах разглядывают в иллюминатор „этих чудиков": гляньте-ка, уже 5,2 процента, 5,3, а они еще живы, еще работают!..

Первые сутки - как полжизни, по психологическому восприятию. Часа в 3-4 ночи Евгений говорит себе:„Все! Хватит! Я устал! Я больше не могу! И не хочу!" Это какое-то подсознательное состояние. Потом часик-полтора в полузабытьи, в полудреме. И вдруг в 6 утра - легче стало. Процент убрали? Нет - приборы показывают все то же. А там, „за бортом", бригада человек в тридцать „шпарит" - бегают, пишут, анализы делают...»