Вы здесь

Юрченко Глеб Борисович

Герой Российской Федерации
Полковник

Юрченко Глеб Борисович - начальник штаба 137-го гвардейского парашютно- десантного полка 106-й гвардейской парашютно-десантной дивизии, гвардии подполковник. Награжден орденами и медалями.
Г. Б. Юрченко родился 19 февраля 1959 г. в городе Бельцы Молдавской ССР. Направлен для прохождения службы в Воздушно-десантные войска. Добровольно добился направления в Афганистан в составе 56-й десантно-штурмовой бригады. Воевал в провинции Пактия, командовал разведвзводом. За период участия в боевых действиях в 1981-1983 гг. совершил 79 разведвыходов в качестве командира группы. Принимал участие в ликвидации Вооруженных межнациональных конфликтов в различных «горячих точках» на территории бывшего СССР. Со 2 декабря 1994 по март 1995 г. участвовал в боях Первой чеченской войны. Будучи начальником штаба 137-го парашютно-десантного полка, подполковник Глеб Юрченко возглавил сводный батальон в составе 300 десантников. В декабре 1994 г. при продвижении войск к Грозному батальон подполковника Юрченко в полевом бою разгромил пытавшееся преградить им путь бандформирование. Боевики потеряли до 40 человек убитыми, уничтожены 2 реактивные установки залпового огня «Град», 3 бронетранспортера, 6 пулеметов. При подходе к укрепленному населенному пункту, где заняли оборону около 100 боевиков, Юрченко один вышел к позициям противника и в переговорах с командованием боевиков и старейшинами села убедил их отказаться от сопротивления. Часть дудаевцев покинула село, а 32 боевика из числа недавно завербованных местных жителей сдали оружие, отказавшись от участия в боевых действиях. Глеб Юрченко проявил героизм и в штурме Грозного.
За мужество и героизм, проявленные при выполнении специального задания, Указом Президента Российской Федерации от 20 марта 1995 г. гвардии подполковнику Глебу Борисовичу Юрченко присвоено звание Героя Российской Федерации.
Из журнала «Братишка», март, 1999 г.: «...Весь день 2 января десантники отбивались от боевиков, которые, устроив в центре города братскую могилу полку и бригаде и уверовав в свое превосходство, нагло, в открытую, лезли со всех сторон. Что, впрочем, было только на руку десантникам - стреляли они хорошо. Опустились сумерки, и почти одновременно в подвалах домов, занятых группой капитана Александра Борисевича, и здания управления железных дорог, где Глеб организовал свой КП, вдруг обнаружились... люди. Спрятавшиеся от войны мирные жители Грозного. Всего около двухсот человек. Многие из них были ранены. Их тут же перевязали.„Вы не уйдете?" - наперебой спрашивали они.„Куда я уйду? Я ж пришел", - отвечал Глеб. Его исполинская фигура и лихость, с которой десант вышвырнул боевиков из окрестных домов, внушали надежду, что все в их городе наконец наладится. Человеку свойственно верить в лучшее. Солдаты и офицеры делились сухпайками с мирными жителями, не думая о том, кто из них чеченец, а кто русский. Дело дошло до того, что через пару дней Глебу пришлось строго-настрого приказать ротным и взводным лично следить, чтобы из четырех суточных банок сухпая солдаты не отдавали больше одной. „У меня в гарнизоне все нормально: налицо 47 десантников и 94 гражданских", - докладывал к исходу третьего дня капитан Александр Борисевич.
... Позже батальону было приказано брать дом государственной безопасности республики. Легко сказать - брать. Фундаментальное, впечатляющих размеров П-образное шестиэтажное здание. Стены, поди, толще метра, думал Глеб, глядя на дом. А под началом - неполная сотня десантников. (Это и был его батальон плюс все раненые и оставшиеся в парке Ленина подразделения обеспечения.) В отваге и удали своих на глазах возмужавших ребят Глеб, конечно, не сомневался. Только ведь им с такой задачей сталкиваться еще не приходилось. Ну и плана этой махины, разумеется, тоже нет. Пойти напролом, смелым штурмом взять эту крепость и положить половину своих? Нет, пиррова победа нам не нужна...
Десантное решение, как все гениальное, было простым. Трое суток три танка рязанцев, сменяя друг друга, без устали опустошали боеукладки. Пока не расстреляли по чеченской„госбезопасности" больше полвагона трофейных снарядов. Расчет штурмовых групп между тем был продуман при личном участии Глеба вплоть до каждого солдата - кому где идти. Всего шесть штурмовых групп — по числу этажей, по десять десантников в каждой. Плюс прикрытие, резерв и группа саперов для обследования подвала. Наконец монументальное здание полностью лишилось одной стены. Вот теперь и план не нужен, все и так видно, и подходы к зданию свободны — боевики наверняка в самых дальних концах пережидают обстрел. Внезапно танки прекратили долбить, и десант рванулся в атаку. Каждая группа - на свой этаж. Дудаевцы их опять не ждали. И были обречены. За двадцать минут боя здание было взято без потерь. Вконец ошарашенные и деморализованные боевики выпрыгивали из окон шестого этажа...

... Глеб Борисович не ходил на грозненских улицах в штыковые атаки. Не потому, что берег себя - потому, что он пришел туда воевать не автоматом, а батальоном. И потому, что привел туда батальон не красиво умирать, а побеждать. И он победил, как и подобает десантнику, добыв все недостающее для победы - от карты до снарядов и танков - в тылу у врага. На второй своей подлинно десантной войне...»