Вы здесь

Гущин Андрей Юрьевич

Герой Российской Федерации
Полковник

Гущин Анд рей Юрьевич-командир батальона морской пехоты Краснознаменного Северного флота - родился 26 февраля 1966 г. в городе Выборг Ленинградской области. В Вооруженных Силах с 1984 г. В 1988 г. окончил Ленинградское высшее общевойсковое командное училище. Служил в морской пехоте Северного флота, командовал взводом. В 1990 г. стал командиром роты, в 1993 г. - заместителем командира десантно-штурмового батальона, с февраля 1994 г. - начальником штаба, с сентября 1994 г. - командиром десантно-штурмового батальона. С января 1995 г. в составе сводной бригады морской пехоты Краснознаменного Северного флота - на Первой чеченской войне в должности заместителя командира батальона. Морские пехотинцы были включены в состав Северной группировки войск генерала Льва Рохлина. Отличился при взятии здания Совета Министров Чеченской Республики. Капитан Гущин возглавил отряд в 150 морских пехотинцев и внезапной атакой ворвался в здание. Пять дней и ночей они обороняли здание, отбивая атаки дудаевских боевиков. Было отбито 12 атак, в которых враг потерял до 300 человек убитыми и ранеными, уничтожены 1 танк, 1 боевая машина пехоты, 1 МЛТБ. Когда положение стало критическим, капитан Гущин поднял бойцов в атаку внезапным броском. Эта атака и решила исход боя.

Указом Президента РФ от 13 февраля 1995 года № 138 за мужество и героизм, проявленные при выполнении воинского долга, капитану Гущину Андрею Юрьевичу присвоено звание Героя Российской Федерации с вручением медали «Золотая Звезда» (№ 112).

Капитан Гущин был трижды ранен и контужен в боях, но продолжал командовать подразделением. В последний раз, кроме ранения, был завален рухнувшей стеной, но бойцы сами, без команды, нашли и откопали своего командира... Продолжил службу в Российской Армии. Полковник Гущин А. Ю. - начальник береговых войск Северного флота.

20    декабря 2012 г. Штурм Грозного. Рассказывает Герой Российской Федерации полковник Андрей Юрьевич Гущин: «...Во время взятия Грозного в январе 1995 года я в звании капитана был назначен исполнять обязанности заместителя командира 876-го отдельного десантно-штурмового батальона 61-й отдельной Киркенесской Краснознаменной бригады морской пехоты Краснознаменного Северного флота. Батальоном командовал подполковник Юрий Викентьевич Семенов.

...А в Рождество 7 января в семнадцать часов в бригаде сыграли тревогу. И уже ночью того же дня десантно-штурмовой батальон находился на аэродроме дальней авиации в Оленегорске. Оттуда 7 и 9 января самолетами нас перебросили в Моздок.

... Нельзя забывать, что собственно морских пехотинцев в батальоне было всего человек двести из тысячи ста, остальные - моряки с подводных лодок, надводных кораблей, из береговых частей, подразделений охраны и обеспечения. А что видел моряк в подводной лодке или на корабле? Служба у него в теплом помещении, в уюте... Автомат в руках такой матрос держал в лучшем случае только во время приведения к Военной присяге. А тут холод, грязь, кровь...

...Но вот что удивительно: этот страх стал для них спасительным, мобилизуя и дисциплинируя людей. Теперь, когда офицеры объясняли матросам, как себя вести в боевых условиях, как передвигаться, как искать укрытие, повторять дважды не приходилось, все понимали с полуслова.

... Какими немыслимыми путями нас вел проводник! Если бы я еще раз там оказался, то дорогу, по которой мы шли, не нашел бы никогда! Мы двигались перебежками через улицы, подвалы... Потом выходили наверх, проходили через пешеходные переходы под землей... На одной улице попали под обстрел и долго не могли ее перейти. Стреляли по нам из всего, из чего только можно: из гранатометов, из пулеметов, из автоматов...

... Всего в отряде было сто двадцать человек. Я разделил его на группы по десять человек, и в перерывах между обстрелами мы по очереди перебежали улицу перед Совмином.

... После тридцатиминутной передышки минут начался бой. И 2-я рота у меня сразу попала в передрягу: она пошла вперед, и тут же за ней обрушилась стена дома (с пятого до первого этажа), а сам дом начал гореть. Рота оказались отрезанной и от моего командного пункта, и от противотанковой батареи. Надо было их выводить.

...Десантники дали сапера. Он взрывом проделал в стене дома отверстие, через которое мы начали роту вытаскивать. А рота еще была и огнем прижата - пришлось ее прикрывать. Только я вышел из дома во внутренний двор посмотреть, как рота выходит, вижу вспышку - выстрел из гранатомета! Стреляли прицельно в упор со второго этажа, метров со ста. Я своего связиста на землю повалил, сам сверху упал.

... Нам очень сильно повезло: в доме было маленькое слуховое окно. И граната попала именно в него, влетела внутрь и там взорвалась! Если бы она взорвалась над нами, мы бы точно погибли.

А есть такие моменты, которые вообще невозможно забыть никогда. Боец получает пулевое ранение в голову, ранение смертельное. Сам отчетливо понимает, что доживает последние минуты. И говорит мне:„Командир, подойди ко мне. Давай песню споем...". А ночью мы старались только шепотом разговаривать, чтоб ничего не прилетело с той стороны на звук. Но я понимаю, что он сейчас умрет, и это его последняя просьба. Сел я с ним рядом, и мы с ним шепотом что-то спели. Может быть,„Прощайте, скалистые горы", может, другую какую-то песню, не помню уже...

...Очень тяжело было, когда мы вернулись с войны и меня посадили со всеми родственниками погибших матросов батальона. Спрашивают: а как мой погиб, а мой как?.. А ведь про многих ты и не знаешь, как он погиб... Поэтому каждый год, когда приходит январь, я во сне продолжаю воевать по ночам...

...Морские пехотинцы Северного флота справились с поставленной задачей, они не уронили честь Российского и Андреевского флагов. Родина приказала, они приказ выполнили. Плохо, что прошло время, а должной заботы об участниках этой войны нет. Говорят, что Грозный уже отстроился - как Лас- Вегас, весь сияет огнями. А посмотрите на наши казармы - они практически разваливаются...».