Вы здесь

Ведерников Иван Корнеевич

Герой Советского Союза
Полковник

Иван Корнеевич Ведерников - Заслуженный летчик-испытатель СССР, летчик- испытатель ОКБ им. А. Н. Туполева. Награжден двумя орденами Ленина, орденами Октябрьской Революции, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени и Красной Звезды, а также рядом медалей.

И. К. Ведерников родился 17 ноября 1923 г. в селе Новокраснянка (ныне - Кременский район Луганской областиУкраины). В 1941 г. он окончил Лисичанский аэроклуб. В июле 1941 г. он призван на службу в Красную Армию. В 1944 г. Ведерников окончил военную авиационную школу летчиков в Омске и объединенное военное авиационное училище в Грозном. С февраля 1945 г. - на фронтах Великой Отечественной войны. Был летчиком 35-го гвардейского бомбардировочного авиаполка, совершил 6 боевых вылетов на бомбардировщике «Пе-2». После окончания войны Ведерников продолжил службу в Советской Армии.

В 1950-1962 г.г. Ведерников был летчиком-испытателем ГК НИИ ВВС. Принимал участие в испытаниях бомбардировщиков «Ту-16» и «Ту-95», пассажирских самолетов «Ту-114» и «Ту-116». В январе 1962 г. уволен в запас и перешел на работу в ОКБ А. Н. Туполева. В 1962-1990 г.г. был летчиком-испытателем этого ОКБ. Принимал участие в испытаниях противолодочных самолетов «Ту-142» и «Ту-142М», военного самоолета «Ту-95РЦ», пассажирских самолетов «Ту-104», «Ту-124», «Ту-114», «Ту-134», «Ту-144», «Ту-154», а также их различных модификаций.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 сентября 1981 года за «мужество и героизм, проявленные при испытании новой авиационной техники», летчик-испытатель Иван Ведерников был удостоен высокого звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» за номером 11459.

Проживает в городе Жуковский Московской области, работает инженером-методистом в ОКБ Туполева.

Из дневника Ивана Корнеевича Ведерникова: «...Я вспоминаю одну сцену, случившуюся перед моим отъездом, которая меня больше всего расстроила и вызвала слезы. Я возвращался из Переездной из Аэроклуба, где нам сказали, что на следующий день мы выезжаем. Приехал я шестичасовым рабочим поездом. Когда я встал с поезда, меня встретил мой родной поселок: улицы, переулок, в которых я провел свое детство и два года юности. Мне никак не верилось, что завтра я посмотрю на все это последний раз и неизвестно, когда увижу все это вновь. Раздумывая, я подошел к своему дому. Как будто бы в первый раз я увидал его, увидал кучерявые посаженые мною (несколько лет тому) туты, акации, клен. И враз мне вспомнилось детство: то я стреляю из рогатки, бегая по лесу с кучей товарищей, то утром отправляюсь в школу, то сижу с удочкою над озером.

Вдруг мои мысли прервал шум говора, вырвавшийся из двери, открытой моей мамой. Никто не знал, когда я буду уезжать, но в комнатах было полно родных, соседей и знакомых, которые пришли проводить меня, В дверях меня встретила мать и сразу спросила: «Ну что?.. Когда?..»

„Завтра, - ответил я. - В двенадцать часов дня". Все сразу заговорили, а мать заплакала, Матери больнее всех.

Я зашел во вторую комнату, где сидели за столом все гости и сел на стул. Я ничего не думал, не плакал, не смеялся. Я сидел молча и неохотно отвечал на все поступавшие ко мне вопросы в большом количестве. У меня были какие-то странные чувства. Мне хотелось поскорее уехать, чтобы учиться летать на более сложных машинах, и очень не хотелось оставлять родной дом, город, родных, знакомых, друзей.

Вдруг меня кто-то сзади легонько толкнул. Я не торопясь оглянулся. Передо мной стоял любимый брат Вася. Ему, по-видимому, нечего было мне сказать, и он стоял молча и глядел своими кошачьими детскими, искренними глазенками прямо в мои глаза и только произнес:„Ваня", а остальное говорили его глаза:„Я знаю, что ты уезжаешь, посмотри ж последний раз на меня!"

Этого никто из присутствующих не заметил, но меня его взгляд пронзил в самое сердце. Вспыхнул горький вопрос: „Неужели и эти глазенки я вижу почти последний раз? Неужели не буду слышать этот милый голосок меньшого братишки?" Горло мое больно сжалось, и я не мог терпеть. Отстранив его рукой, вышел из дому, зашел за погреб, где никто меня не видел, и из моих глаз брызнули слезы. Я плакал так, как не плакал уже 8 лет, как когда был крепко обижен кем-нибудь сильнейшим от меня.

Как тяжело сейчас мне вспоминать все это! Как тяжело думать о том, что там, где я провел свое детство, юность, там, где остались мои мать, отец, братья, родич и, товарищи, подруга, сейчас хозяйничают пришедшие из чужих краев какие-то сволочи, чинят разбой и издевательства, отымают у народа то, что он нажил своим трудом за несколько лет, то, что он строил года и разрушают все это! Как тяжело не знать доли своих родителей, братьев, сестер! Мы выгоним всю эту сволочь из нашей земли и крепко отомстим за все, что натворили эти грязные сволочи - фашисты на нашей земле...».